Чернобыль в воспоминаниях очевидцев

26 апреля исполняется 35 лет со дня радиационной катастрофы на Чернобыльской АЭС. Кроме Украины, радиационному загрязнению подверглись российские регионы и территория Беларуси. Последствия аварии могли быть намного больше, если бы не мужество и самоотверженность ликвидаторов. Среди военнообязанных, пожарных, рабочих, строителей, водителей и многих других людей разных профессий в зоне отчуждения работали и медработники. Сегодня в структурных подразделениях УЗ «ОЦП» трудятся 25 человек, принимавших участие в ликвидации последствий катастрофы на ЧАЭС. Это врачи, медицинские сестры, лаборанты, водители и др. Вот, что вспомнили ликвидаторы накануне этой памятной даты.

Литвинов Валерий Степанович, водитель автомобиля станции скорой неотложной медицинской помощи:

– В 1986 году я работал водителем на санэпидстанции. Главным государственным врачом тогда был Василий Васильевич Бич. Он и сообщил нам о предстоящей поездке. Так, в июне вместе с остальными работниками санстанции мы поехали в Речицу. Бригаду я тогда отвез в Речецкую санстанцию, а сам вместе с медсестрой и санитаром ездил по деревням, которые находились в 30-километровой радиационной зоне. Нашей задачей было брать у населения пробы пищевых продуктов и отвозить их на санстанцию на радиологический контроль, где давали заключение, какие можно было употреблять в пищу продукты питания, а какие нет. Не раз вместе с медсестрой подъезжали и к атомной электростанции. Моя командировка была две недели. Ночевал в гостинице.

Речица, как и другие населенные пункты, запомнилась мне ухоженной, цветущей, красивой. Ничего не отличалось от других городов. Через пару месяцев меня снова направили в зону отчуждения. На этот раз это был один из наиболее пострадавших от аварии на ЧАЭС районов – г. Наровля в Гомельской области. Так же, как и в июне, мы проверяли у жителей продукты питания на радиацию.

 

Фидельский Владимир Петрович, заведующий Межевской участковой больницы:

– В июне 1987 года я был назначен начальником отделения туберкулезной больницы УЖ 15/12 ныне ИК № 12. А через месяц в составе сборного отряда милиции Витебского УВД меня направили в Хойники. Один из отрядов охранял 30-километровую радиационную зону территорию выселенных деревень. Я был врачом у милиционеров. Оказывал им медицинскую помощь, проверял уровень радиации. В Хойниках были месяц.

Больше всего запомнилась – жуткая тишина. Не было слышно пения птиц, лая собак, привычного шума, звуков. Просто тишина. Когда мы заходили в выселенные населенные пункты люди оставляли в своих жилищах все как было в привычной жизни: в песочницах – разбросанные игрушки, оставленное на веревках постиранное белье, открытые окна и не запертые дома и квартиры, продукты в холодильнике, на столе тарелки с едой. Складывалось такое впечатление, что сейчас все вернуться и населенный пункт оживет как раньше. Находились и мародеры, которые грабили дома пустых деревень. Смертельная опасность в лице радиации их не останавливала.

Кстати, жена майора в отставке Фидельского Владимира Петровича медсестра Елена Владимировна тоже ликвидатор последствий катастрофы на ЧАЭС. С 23 июня по 13 сентября 1987 года, тогда еще Елена Колосовская, работала операционной медсестрой в военном госпитале в п. Рудаково Хойницком районе. Дежурили медработники и на электростанции. Здесь же медсестра приняла присягу. Домой Елена уезжала в воинском звании сержанта.

Исакович Татьяна Васильевна, медицинская сестра наркологического кабинета психоневрологического диспансера:

– 15 ноября 1987 года от Оршанского военкомата меня и еще двух медсестер направили в 30-километровую радиационную зону в госпиталь в/ч 92684, который находился в п. Рудаково, Хойницком районе Гомельской области. От Витебской области был направлен тогда полный автобус медработников. На тот момент я работала медсестрой в детском отделении больнице № 1 им. Семашко. В госпитале находилась 54 дня. Работала дежурной палатной-постовой медсестрой, выполняя привычные манипуляции среднего медперсонала. В основном нашими пациентами были военнообязанные. Наш госпиталь был развернут на базе бывшего ПТУ, а проживали медработники в общежитии. Кормили нас в столовой. Продукты привозили.

Страха мы тогда не чувствовали. На тот момент мне было 27 лет. По поселку ходили без дозиметров и особо никто не говорил какой была степень радиации. Наши коллеги ездили в командировку на саму атомную электростанцию. А мы, как палатные медсестры работали сугубо в госпитале. Здесь же мы приняли присягу, а перед самым отъездом домой, мне было присвоено воинское звание «младший сержант». Как участнику ликвидации последствий аварии на Чернобыльской АЭС была вручена медаль и благодарность.

Все они, как и многие другие ликвидаторы, рискуя жизнью и здоровьем, честно и добросовестно выполняли свой гражданский долг, защищая людей от воздействия и дальнейшего распространения радиации.